Разграничение убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью

Как отмечают исследователи, отграничение этих составов невозможно провести ни по объекту, ни по объективной стороне [1]. От аналогичного состава преступления, предусмотренного ч. Отсутствие такого указания прежде вызывало споры и приводило к ошибкам в квалификации содеянного. Данный вид причинения тяжкого вреда здоровью представляет собой сложный состав преступления с двойной формой вины: Лишено оснований защищаемое в литературе мнение, что наличие значительного промежутка во времени между причинением травмы и наступлением смерти требует квалификации по ч.

Поэтому разграничение данных составов преступлений может быть проведено только по субъективной стороне.

Однако, чтобы установить, входило ли в содержание умысла виновного причинение смерти потерпевшему, необходимо исходить не только из его объяснений, но и из сопоставления их с объективной характеристикой деяния и всей обстановкой совершения преступления.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 27. Все обстоятельства дела должны оцениваться в совокупности. При квалификации содеянного, предпочтение ч. Оценка способа действия складывается из сопоставления орудия преступления с локализацией повреждения например, прицельный выстрел из огнестрельного оружия в ногу не свидетельствует об умысле на убийство, а удары палкой значительно менее опасное орудие по голове могут свидетельствовать о таком умысле.

Характер причиненных телесных повреждений сам по себе может служить достаточным основанием для вывода о направленности умысла. Если виновный сознает опасность для жизни потерпевшего от причиняемых травм, то это свидетельствует о том, что он предвидит возможность смерти.

Обсуждение

Приведем пример из практики: По делу установлено, что между Земнюховым и Шмаковым с одной стороны, и Афанасьевым с другой после распития спиртных напитков возник конфликт, в процессе которого Афанасьев допускал в адрес этих лиц нецензурные выражения. Будучи недовольным этим Земнюхов ударил сидевшего на стуле Афанасьева и сбил его на пол. Подняв и усадив Афанасьева на диван, Земнюхов несколько раз ударил его головой о переборку каюты, руками по лицу и в бок и сдавливал ему шею воротником его куртки.

После этого стали избивать Афанасьева Шмаков и Корнеев, нанеся ему множественные удары руками и ногами в лицо, в грудь и в живот, отчего потерпевший потерял сознание.

Желая привести его в сознание, они стали лить на него воду, разграничение убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью затем вывели в тамбур, где Корнеев и Земнюхов нанесли ему по два удара кулаками по лицу. Затащив Афанасьева в каюту, они положили его на кровать, а сами легли спать. В результате избиения Афанасьеву были причинены переломы 7-8 ребер, разрыв почки, множественные ссадины и кровоподтеки на различных частях тела, а также закрытая тупая черепно-мозговая травма с кровоизлияниями, отчего он в ту же ночь умер.

Эти действия Земнюхова, Шмакова и Корнеева органами следствия и судом 1 инстанции были квалифицированы как умышленное убийство из хулиганских побуждений, совершенное по предварительному сговору группой лиц, т. Рассмотрев данное дело, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации с такой юридической оценкой указанных выше преступных действий не согласилась и приговор изменила по следующим основаниям.

Квалифицируя действия осужденных по п. На основании этого суд пришел к выводу о наличии в действиях осужденных прямого умысла на убийство, что нельзя признать правильным. Из материалов дела видно, что после употребления спиртных напитков Земнюхов предложил Афанасьеву идти на вахту, на что тот ответил нецензурной бранью и оскорблением Земнюхова. В связи с этим между ними возник конфликт, в процессе которого Афанасьева стали избивать, сначала Земнюхов, а затем Шмаков и Корнеев.

При этом никакой предварительной договоренности не только на убийство, но и на избиение Афанасьева у них не было и никаких доказательство, опровергающих это обстоятельство, в материалах дела не имеется. Как усматривается из материалов дела, все осужденные на протяжении всего производства по делу утверждали, что убивать Афанасьева они не хотели. Об отсутствии у них умысла на убийство свидетельствует их поведение до конфликта, во время избиения и последующие действия. По делу также установлено, что до возникшего конфликта взаимоотношения между осужденными и потерпевшим были нормальными и никаких причин для лишения жизни Афанасьева ни у кого из них не.

Во время избиения, когда Афанасьев потерял сознание, Земнюхов, Шмаков и Корнеев, желая привести его в чувство, лили на него воду, а затем вывели в тамбур, на свежий воздух, о чем указано и в приговоре.

В чем отличие ст. 105 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ?

Осужденный Корнеев в суде объяснил, что при попытке привести Афанасьева в чувство в тамбуре, они несколько раз его ударили, но Земнюхов сказал: Из показаний свидетеля Минеева усматривается, что утром, обнаружив Афанасьева мертвым, он сказал об этом Земнюхову, Шмакову и Корнееву.

Последние, подойдя к Афанасьеву, пытались оказывать помощь, а когда убедились, что он мертв, Земнюхов сразу же побежал в штаб, чтобы доложить о случившемся. Никто из них мер к сокрытию преступления не предпринимал. Таким образом, обстоятельства, при которых было совершено преступление, дают основания считать, что в данном случае у осужденных имел место умысел лишь на причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений, поскольку они наносили ему сильные удары по голове и не могли не предвидеть, что могут причинить таковые.

Полезный материал по теме: Последующие этапы расследования причинения вреда здоровью

Что касается наступления смерти потерпевшего, то такой исход не охватывался их предвидением и по отношению к наступившим последствиям у них усматривается неосторожная вина. Среди подгруппы повреждений, относящихся к причинению тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, относительно часто встречаются такие, опасность которых для жизни человека достаточно очевидна. Это различного рода проникающие ранения черепа, грудной клетки, живота и некоторые другие травмы, с которыми обычно сталкивается судебная практика.

Сознательное причинение такого рода травмы свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на причинение смерти, то есть виновный предвидит возможность смертельного исхода. И, даже если не установлено, что он желал смерти жертвы, не следует забывать о том, что при сознательном допущении смертельного результата содеянное представляет собой убийство с косвенным умыслом, а не преступление, предусмотренное ч. Приведем характерный пример из практики: Селиванов осужден по ч.

Согласно приговору суда, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Селиванов признан виновным в умышленном убийстве Драгневой, совершенном 10 января 1997 г.

Кассационной палатой Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении Селиванова оставлен без изменения. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Селиванова с пп.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 13 мая 1998 г. Как обоснованно утверждается в приговоре и в кассационном определении, вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Селиванов в процессе завладения ценностями в магазине и с целью его облегчения выстрелом из обреза причинил продавцу Драгневой огнестрельное ранение шеи, от которого она на месте скончалась, и что эти действия Селиванов совершил, не имея намерения лишить жизни Драгневу.

Проблемы разграничения убийств со смежными видами преступлений

Исходя из изложенных в вердикте коллегии присяжных заседателей обстоятельств, судья правильно признал установленным, что Селиванов совершил убийство Драгневой с косвенным умыслом, т. Поведение виновного после причинения тяжкого вреда здоровью хотя и находится за рамками состава преступления, но может свидетельствовать об отсутствии умысла на причинение смерти например, оказание помощи жертве. В таком случае неосторожное причинение смерти служит основанием для квалификации содеянного по ч.

Так, решая вопрос о содержании умысла виновного, суды не всегда принимают во внимание способ и орудие преступления, характер и локализацию телесных повреждений, причины прекращения виновным преступных действий, его последующее поведение.

Суд первой инстанции, квалифицируя действия Мухаматнурова по ч. Отменяя приговор, Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что суд не дал оценки характеру ранения, его локализации в область левой половины грудной клеткиповедению Мухаматнурова, угрожавшего внуку и препятствовавшего ему принять меры к оказанию помощи матери, забил дверь гвоздями, а после того, как внуку удалось выбраться из дома, Мухаматнуров, вооружившись топором, угрожал работникам милиции, не подпуская их к дому.

При новом судебном рассмотрении действия Мухаматнурова были квалифицированы по ст.

Также рекомендуем статью: Кто имеет право зафиксировать нарушение ПДД

В ряде случаев при квалификации содеянного по ч. Так, Малявкин был осужден по ч. Кассационная инстанция приговор оставила без изменения. Однако надзорная инстанция - Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации - приняла иное решение и указала следующее. Правильно установив фактические обстоятельства дела, районный суд неосновательно пришел к выводу о том, что Малявкин в момент причинения Чернышеву тяжких телесных повреждений, повлекших смерть последнего, не находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Согласно закону, условием наступления ответственности за тяжкое телесное повреждение по ст. Давая объяснения по поводу своих действий, Малявкин в судебном заседании показал, что при выходе из комнаты в коридор общежития его внезапно кто-то дважды ударил по голове бутылкой. Оказалось, что это был Чернышев, находившийся в состоянии сильного опьянения.

В результате неожиданного нападения и ударов бутылкой с подсудимым случилась истерика, из раны у него на голове пошла кровь. В связи с этим он и стал избивать Чернышева. Эти объяснения Малявкина подтверждены показаниями свидетелей, другими материалами дела.

Так, выбежавший на шум свидетель Бычихин сказал, что он увидел, как Малявкин кулаками и ногами избивал лежащего на полу Чернышева, он стал разнимать их, но Малявкин был сильно возбужден и не унимался.

При судебно-медицинском освидетельствовании Малявкина на голове в лобной области обнаружены кровоподтек, ссадина, а также кровоподтек в левой теменной области, которые, по заключению эксперта, относятся к легким телесным повреждениям и могли быть причинены в результате ударов в голову тупым твердым предметом, в том числе бутылкой. По заключению экспертов, проводивших амбулаторную комиссионную судебно-психиатрическую экспертизу, Малявкин, находившийся в состоянии простого алкогольного опьянения, по отношению к содеянному вменяем, но в его действиях была аффектная реакция реакция защиты от нападения Чернышева.

Такие данные и позволили надзорной инстанции не согласиться с выводом суда первой инстанции о наличии в действиях Малявкина состава преступления, предусмотренного ч.

Содеянное Малявкиным, выразившееся в том, что он в ответ на неправомерные действия потерпевшего причинил ему тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть, является умышленным причинением тяжкого телесного повреждения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения и квалифицируется по ст.

Таким образом, подводя некоторый итог, еще раз подчеркнем, что основным критерием разграничения составов убийства от причинения умышленного тяжкого вреда, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, может быть проведено по субъективной стороне преступления.

Дополнительными критериями могут быть:

ВИДЕО: Уголовная ответственность с 14 лет статьи

VK
OK
MR
GP
Лучшие публикации